Глобальное образование: учиться за рубежом, чтобы работать в России


Как вы стали участником программы «Глобальное образование»?

До поступления в аспирантуру я шесть лет учился в Университете ИТМО и за это время накопил достаточно опыта в научной деятельности – я ездил на конференции в Европу, США и Австралию, в составе научных групп работал с иностранными коллегами, а на момент окончания магистратуры у меня было опубликовано 27 статей в индексируемых зарубежных изданиях. Когда встал вопрос о том, где получать степень PhD, коллеги посоветовали мне выбрать Тель-Авивский университет.

Программа «Глобальное образование» сводится к тому, что для подачи заявки на участие нужно сначала поступить в зарубежный вуз. Потом проходит конкурс на основе CV и портфолио кандидатов, по итогам которого комиссия принимает решение о том, поддержать ли заявку. Программа спонсирует обучение, если для студента оно является платным, и покрывает дополнительные расходы на жилье, визу и так далее. Главные условия – получение степени, за которой студент едет за границу, и последующая необходимость в течение определенного срока работать в России.

b=00,left

Как правило, студентам, которые поступают в зарубежную магистратуру и аспирантуру, нужно также участвовать в конкурсе на соискание стипендии, которая покрывает расходы на обучение, переезд и проживание. Поступить обычно в разы легче, чем получить стипендию, поэтому попасть в хороший иностранный университет с этой программой гораздо проще.

Что входит в область ваших научных интересов?

Я продолжаю исследовать метаматериалы, основная область интересов – радиофизика, оптическая физика, интеграции между ними. Я занимался разными проектами, наиболее интересным для меня был проект по прототипированию оптических нанообъектов в СВЧ-диапазоне частот. Идея заключается в том, что интегральные схемы для современных компьютеров и телефонов работают на наномасштабах, поэтому важно конструировать нанообъекты, подробно изучать их свойства. Но делать это в оптическом диапазоне частот либо очень дорого, либо невозможно технологически. Вместо этого можно взять практически любой объект, увеличить его масштабы и изучить в радиочастотном или микроволновом диапазоне, получить гораздо больше информации про конкретные структуры или элементы, будь то сверхнаправленные, диэлектрические наноантенны, антенны Яги-Уда, волноводы и так далее.

b=01,left

В чем разница между работой и обучением в Израиле и России? Может быть, есть какие-то особенности во взаимодействии с коллегами?

Разница в основном ощущается из-за внутреннего устройства Тель-Авивского университета. Он включает в себя все спектры высшей школы – медицину, экономику, физику и так далее, здесь учатся более тридцати тысяч студентов, и все это находится на территории одного большого студенческого комплекса. Так что, если нужны, допустим, оборудование или расходники, можно не ехать куда-то далеко, а просто зайти к коллегам на соседний факультет. Иногда у нас бывают проекты, которые с моей деятельностью напрямую не связаны, например в области биологии, но при исследовании биологических объектов ученые используют СВЧ-технологии. В таких случаях обсуждение сотрудничества проходит на уровне соседних зданий, и это очень удобно. При этом особой разницы во взаимодействии с учеными из Тель-Авивского университета или какого-либо другого я не ощущаю: если человек – специалист, он везде специалист.

Вы уже определились, где будете работать после получения степени PhD?

Участники программы «Глобальное образование» должны не меньше трех лет проработать в одной из компаний, которые входят в список партнеров программы – в нем сейчас около 150 коммерческих и образовательных организаций, включая Университет ИТМО. Я пока детально не вникал в историю с трудоустройством, планирую заняться этим только лет через пять. Тем не менее, мне начали присылать предложения с разными вариантами: даже если я не подберу себе работодателя самостоятельно, в течение трех месяцев после возвращения в Россию мне его предоставят. Места работы можно менять в рамках списка, но не более трех раз, за исключением, конечно, форс-мажорных ситуаций.

b=03,left

На момент отъезда в Израиль мне уже поступали предложения трудоустройства от нескольких крупных московских и петербургских компаний, которые были готовы принять меня на постоянной основе. Дальше я думаю работать либо в области инженерии, либо в области образования, например, на базе какого-либо из университетов, чтобы совмещать научную деятельность с преподаванием. А степень PhD, присвоенная авторитетным иностранным вузом, только повышает ценность соискателя на рынке труда.

На сайте Агентства стратегических инициатив публиковали текст о том, что АСИ будет отслеживать судьбу каждого выпускника программы. Рады ли вы такому вниманию и планируете ли дальше сотрудничать с АСИ?

Я это воспринимаю не как контроль, а как поддержку – понятно, что эти решения призваны сделать так, чтобы люди оставались работать у себя в стране и не уезжали за границу. Но в последнее время я вижу, что в России появляется очень много интересных позиций, где есть адекватная отчетность и хорошая зарплата. Предложения должны быть интересны обеим сторонам, и если программа «Глобальное образование» будет развиваться, то я с радостью их выслушаю.

b=02,left

Что вы можете посоветовать тем, кто собирается принять участие в конкурсе?

Участвовать в как можно большем количестве российских и зарубежных мероприятий. Если есть хорошее портфолио, включающее выступления на конференциях, победы на различных конкурсах, публикации, это очень сильно увеличивает шансы на получение гранта.

Беседовал Александр Пушкаш,

Редакция новостного портала Университета ИТМО